sergscout: (Default)
[personal profile] sergscout
Хорошо начинать понедельник с вот такой истории про национальный русско-японский костюм.
Японский национальный школьный костюм. У матросок нет вопросок.

Осенью 2001 года я поехал в Японию. Каким хитрым бесом меня туда занесло - отдельная история, но на проходившее там мероприятие под рабочим названием "Слет молодежных лидеров XXI века" я, к своему несказанному изумлению, все же попал. Нужно понимать: Японией я бредил лет с четырех. И вот - нате вам.

Большую часть из почти двадцати дней слета мы провели в Токио за вынужденной болтологией (представьте себе класс в японском кампусе с дискуссией на тему феминизма в 21 веке, в которой участвуют одновременно лесба-оторва из Испании и укутанная до самых глаз саудовская аравийка... А за окном - токийская осень), но на пять дней делегаты съезда из 35 стран разъезжались по самым дальним префектурам, дабы пожить в простых японских семьях. Перед отъездом нам сказали: "Не тащите ничего лишнего, возьмите только самое необходимое, а вещи можете оставить в отеле". Ну я и поехал - со сменой белья и подарками для дорогой-далекой незнакомой японской семьи.

Два с половиной часа на Синкансэне - это довольно далеко. По приезду нас заселили в перевалочный отель, где мы должны были досидеть до вечернего разбора по семьям. Первое, что бросилось в глаза в номере - красивый конверт (о, как японцы все оформляют!) с приглашением в префектуру на торжественный вечер, посвященный появлению столь недешевых гостей, как мы.

Нижняя строчка приглашения безжалостно уведомляла: "Форма одежды: official or national suit"

Я посмотрел на свой крохотный рюкзачок. Опустил глаза и перечитал еще раз: official or national suit. Мой единственный official suit, в котором я ходил еще на выпускной в школе, лежал, сука, в камере хранения отеля в Токио в двух с половиной часах езды на Синкансэне. Несмываемый позор.

Нужно было как-то сохранить лицо. Короткого меча под рукой не было. Я разложил содержимое рюкзака по кровати и стал внимательно разглядывать, понимая, что спасти меня может только national suit.


После недолгого анализа из имевшихся пяти предметов предметов гардероба были отобраны два: белые джинсы-трубы и льняная белая рубаха. "Ежели надеть рубаху навыпуск, - подумал я, - то станет непонятно, что под ней джинсы. Остается только раздобыть красный кушак и..." - что дальше, я предпочитал не думать.

Но кушака у меня не было. Ни красного, никакого. К счастью, с нами вместе в ту же префектуру поехала делегация Палау - прекрасного островного государства , отличавшегося яркостью своих национальных костюмов. Вздохнув, я пошел налаживать мир и добрососедство между двумя великими державами - Палау и Россией. Иными словами, одолжить какую-нибудь красную тряпку на кушак.

К моему глубочайшему разочарованию, в палитре гардероба палайцев (палауцев?) красный отсутствовал как класс. Сари в цветочек, расписанное островными национальными мотивами, даже будучи свернутым в кушак, вряд ли украсило бы русский национальный костюм. Мне пришлось возвращаться в тесный гостиничный номер несолоно хлебавши.

...Казалось, сами стены моего временного пристанища, сжимаясь, злобно смеялись мне в спину, пока я, в тоске опершись о бюро, с подрагивающей на виске жилкой, мрачно всматривался в свою изможденную внутренними терзаниями физиономию в потемневшем от времени зеркале. Рука моя, соскользнув с края столешницы, нашарила выдвижной ящик; машинально я потянул ручку и...

Халаты в Японии не распространены. Но, чтобы простой японский командировочный мог расслабиться и отдохнуть от своего обязательного, сука, official suit хотя бы вечером, в японских отелях в ящик стола кладут кимоно. Примерно такое, в котором я в детстве ходил на каратэ - куртка со штанами и двухметровый пояс.

Двухметровый! Синий! Пояс!
До начала официальной церемонии оставалось 15 минут. Привередничать не приходилось. Обмотавшись два раза и завязав парадный узел (пригодились навыки каратэ-то!), я внимательно изучил свое отражение в зеркале, вздохнул и отправился в номер к главе нашей делегации Саше. Пить водку.

Саша был функционером,и для него костюм был все равно что вторая кожа. Когда я вошел, они с еще одним членом нашей делегации - Славой, - одетые в неплохие official suit, как раз готовились "вздрогнуть", дабы морально подготовиться к нашему выступлению.

Увы.

Вот такое зрелище ждало сначала ко многому, но не ко всему привычного Сашу, а затем и многострадальных японцев

Водка Саше пошла не в то горло, он раскраснелся и долго откашливался, глядя на меня стекленеющими глазами, а затем прохрипел:
- Это что?
- Это, Саша, национальный костюм, - ответил я.
- Какой, нах...б..., национальный костюм! - взвился Саша.
- Вот уж не знаю. У нас в стране восемьдесят национальностей, у какой-нибудь из них наверняка да найдется национальный костюм из белых льняных рубахи и штанов и синего пояса, - объяснил я, аккуратно разливая на троих остатки водки. - Я чемодан в Токио оставил, как нам и сказали.

К чести Саши, справился с шоком он очень быстро. Один стакан спустя. Хмыкнув, он оглядел меня с ног до головы, сказал "а ничего!" и полез в сумку за второй.

Ели мы последний раз утром в Токио, поэтому в зал приемов вошли гипертрофированно уверенной походкой. Там нас встретили ломящийся от еды стол и иркутянка Лена, четвертый участник нашей делегации. Реакции Лены позавидовала бы и английская королева: Лена подняла бровь. Стол остался безучастен.

И вот настал торжественный момент. Вышел префект, зачитал приветствие. Вышли все пять делегаций и по очереди стали представлять свои страны - по протоколу, мы должны были сделать что-то, характеризующее нашу страну. Поскольку водку мы уже выпили, оставалось петь. К слову сказать, у нас подобралась "вторая поющая эскадрилья": все четверо это дело любили и умели. Лена вышла вперед и красивым сопрано затянула "Славное море, священный Байкал..."

На "Эй, баргузин" вступило наше, хорошо разложенное на бас, баритон и тенор, трио. Да так вступило, что японцы аж немного присели, и откуда-то из глубины зала тихонечко послышалось "Осс...!"

Аплодировали нам долго, и на фоне нашей капеллы ни народные танцы палайцев, ни формальные выступления других делегаций особого внимания не привлекли. Казалось, весь официоз уже позади, и можно будет, наконец, закус... простите, поесть после долгого дня, но не тут-то было.

Как известно, степень уважения у японцев проявляется в уделенном гостю времени. Когда мы только приехали в Токио, нас приветствовал 86-летний сэнсей, мастер чайной церемонии в шестом поколении. Его речь длилась два с половиной часа.

Местный префект выказал не меньшее уважение: приветствовать нас вышел оркестр японских барабанщиков. Дислокация была такова: в центре зала стоял стол с едой. Много вкусной японской еды. По стенкам стояли делегаты - то есть мы, встречающая сторона и члены семей, в которых нам предстояло остановиться. А между нами и столом бесконечной процессией, подпрыгивая, пританцовывая и приседая, кружился неутомимый хоровод японских барабанщиков.

Выступление длилось недолго - чуть меньше часа. Уважали нас, конечно, очень сильно, но за окном уже изрядно стемнело, а нам предстояло еще до семей добираться, поэтому минут через сорок барабанщики, скрепя сердце, все же прервали праздник, и мы наконец-то смогли немного закусить.

В момент, когда я нацелился на третье суши, ко мне подошла японская журналистка и завела светскую беседу.
- Вы знаете, - сказала она, я поражена, как много общего у наших народов!
- Гхм, - согласился я.
- Ваша музыка! Ваши танцы! (да, забыл упомянуть, что после "Славного моря..." нас так долго не хотели отпускать, что пришлось спеть что-то еще на бис, и там я не удержался и... ну, в общем... Ну, немного так "Казачка" станцевал. В национальном костюме.)
- А особенно меня потрясает схожесть наших национальных костюмов! - воодушевленно пела японская акула пера.
Я еще раз украдкой осмотрел себя с ног до головы. Да, это было действительно здорово похоже на костюм для дзюдо. Терять было нечего.
- Вы правы, - согласился я. - Но знаете, при общей схожести японский национальный костюм более вариативен. У нас же распространены два основных типа национального костюма, в целом схожие и отличающиеся только цветом поясов. - Саша за спиной журналистки подавился суши.
- На праздник мы надеваем красные широкие пояса, так называемые кушаки, а для официальных приемов принят узкий синий - я огладил себя по бокам - или черный пояс, в зависимости от ранга.

У девушки был уже совсем не японский разрез глаз. Такого о русских национальных костюмах она явно не знала. "Вот так рождаются нездоровые сенсации, " - с тоской подумал я, глядя через плечо миниатюрной японки на побагровевшего от сдерживаемого хохота Сашу.

К счастью, девушку что-то отвлекло, и я смог наконец закусить и выпить сакэ, а Саша - проржаться в кулак. "Молодец, бл*ть!, - сказал он, отсмеявшись. - Еще раз наденешь национальный костюм, и я тебя в нем же и похороню".

Оп-па!

Но, как видите, я до сих пор жив. А национальных костюмов в моем гардеробе только прибавилось, но это - уже совсем другая история.

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

sergscout: (Default)
sergscout

July 2015

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 10:33 am
Powered by Dreamwidth Studios